нулевая (к)мната 2022
От черкессого фольклора до татарской индитроники. Кто выпускает неформатную музыку в России?


Текст: Сергей Колесников

Редактор: Анастасия Тихомирова

Фото на обложке взято из группы TAT CULT


20 декабря 2022

Классическая концепция музыкального лейбла в последние 10-15 лет переживает серьёзный кризис, и справедливо это не только для России. Бум интернет-технологий и сопутствующая ему глобализация коренным образом изменили индустрию звукозаписи: большую часть продюсерской работы сегодня может взять на себя сам артист — и выполнить её, не выходя из студии.


В новых реалиях звукозаписывающие компании вынуждены были пересобрать себя — и переопределить собственную миссию. Особенно трудной эта задача стала для инди-лейблов — независимых проектов, работающих с «неформатными» артистами и направлениями. Рассказываем о региональных российских компаниях, которые нашли способ продолжать работу в эпоху цифровой революции.

Классическая концепция музыкального лейбла в последние 10-15 лет переживает серьёзный кризис, и справедливо это не только для России. Бум интернет-технологий и сопутствующая ему глобализация коренным образом изменили индустрию звукозаписи: большую часть продюсерской работы сегодня может взять на себя сам артист — и выполнить её, не выходя из студии.


В новых реалиях звукозаписывающие компании вынуждены были пересобрать себя — и переопределить собственную миссию. Особенно трудной эта задача стала для инди-лейблов — независимых проектов, работающих с «неформатными» артистами и направлениями. Рассказываем о региональных российских компаниях, которые нашли способ продолжать работу в эпоху цифровой революции.

Ored Recordings (Нальчик)
Слово «лейбл» лишь формально описывает деятельность проекта, основанного в Кабардино-Балкарии двумя этнографами-энтузиастами. Стереотипная звукозаписывающая компания воплощает в себе все грехи музыкальной индустрии: продюсеры переносят на вольный художественный процесс логику массового производства, порабощая талант ради извлечения выгоды. Ored Recordings придерживается ровно противоположных принципов, занимаясь не столько бизнесом, сколько просвещением.

Тимук Кодзоков и Булат Халилов на протяжении уже больше десятка лет путешествуют по регионам России, коллекционируя традиционную музыку малых народов — прежде всего, Кавказа. В фокусе Ored Recordings — не переработанный полуэстрадный фольклор, а аутентичный материал, ещё не оторванный от места и условий своего происхождения. Самые «желанные» исполнители для лейбла — бабушки и дедушки из глубинки, незнакомые с музыкальной грамотой и унаследовавшие народные мелодии от своих родителей.
В каталоге компании — сборники чеченского и черкесского фольклора, песни понтийских греков и амшенских армян, калмыцкие свадебные напевы и лакские героические баллады. Большая часть этих записей — абсолютно уникальна. Есть, впрочем, у лейбла и свой продюсерский проект — ансамбль Jrpjej, занимающийся внимательным переосмыслением традиционной адыгской музыки. И творчество группы, пожалуй, лучше всего отражает концепцию Ored Recodings.

KAMA Records (Ижевск)
Ижевский лейбл соединяет в своей работе два, казалось бы, противоположных друг другу музыкальных полюса. Проект, официально оформившийся 20 лет назад, фактически зародился ещё в позднесоветское время, когда Удмуртия неожиданно стала одним из центров российской электронной музыки. С тех пор утекло много воды, а революционная ижевская сцена превратилась чуть ли не в миф. Кануть в лету легендарной тусовке не дали именно KAMA Records, чей лидер и владелец Александр Юминов до сих пор занимается изданием местной электроники — правда, теперь уже в архивном формате.

Однако первые релизы KAMA Records были посвящены вовсе не ранним электронным экспериментам, а удмуртскому фольклору. Именно работа с традиционной музыкой на протяжении многих лет помогает проекту держаться на плаву и привлекать внимание широкой аудитории. Ещё в 90-х лейбл начал организовывать этнографические экспедиции внутри региона и публиковать редкие полевые материалы, а в начале 2010-х — основал полноценный культурный центр в деревне Сеп, развитием которого компания занимается до сих пор.
Самый влиятельный резидент проекта за время его существования — группа «Стук бамбука в XI часов», чей главный альбом, правда, впоследствии вышел на другом отечественном лейбле. Ижевский квартет знаменит тем, что изобрёл собственную версию трип-хопа одновременно с новаторами из английского Бристоля — культовыми Portishead и Massive Attack. Стоит, однако, только открыть обширную коллекцию KAMA Records, как станет ясно: «Стук бамбука» — далеко не единственная жемчужина былого удмуртского андеграунда.

Yummy Music (Казань)
Молодой проект Ильяса Гафарова позиционирует себя как «инди-лейбл №1 в Татарстане», хотя трудно сказать, что в республике у Yummy Music сумасшедшая конкуренция. С момента основания компании десять лет назад в Казани и её окрестностях появилось немало громких коллективов, но по-настоящему успешный лейбл в регионе по-прежнему один.

О деятельности Yummy Music в Татарстане знают даже те, кто не следит за новинками музыкальной индустрии. Среди широкой публики лейбл известен прежде всего за счёт собственного фестиваля «новой татарской культуры» — TAT CULT FEST. Мероприятие проходит в Казани с 2018 года, предоставляя площадку местным художникам в самом широком смысле слова — музыкальными концертами организаторы не ограничиваются.
Для регионального лейбла Yummy Music собрал уже колоссальный каталог релизов — один только bandcamp-профиль проекта насчитывает более сотни записей и десятки исполнителей. Об одном из коллективов, татароязычной инди-фолк группе Juna, положительно отзываются и за рубежом — музыку казанцев, среди прочих, отметил даже лидер англичан из Metronomy.

FUSELab (Краснодар)
Продукция независимых лейблов, как это ни удивительно, пользуется гораздо большим спросом за рубежом, чем внутри России — во всяком случае, когда речь идёт об электронной музыке. Парадоксально, но зачастую об успехах своих соотечественников наш слушатель как раз узнаёт извне — исполнители могут сделать себе хорошую прессу за границей, но годами оставаться незаметными на родине. В похожей ситуации оказался и незаслуженно обделённый вниманием FUSELab.

Краснодарский проект образовался в начале 2010-х на базе лейблов Fragment и Passage, а его основатели взяли на себя амбициозную миссию — собрать под своей крышей таланты из самых разных направлений электронной музыки, чтобы вместе с тем «перекрестить» разрозненные жанровые аудитории, от эмбиента и IDM до техно и хауса. Потому, собственно, компания и вынесла в своё название идею смешения или, если переводить точнее, сплава: концепция FUSELab — не столько эклектика, сколько синергия.
Правда, на лейбле в последнее время описывают свою работу несколько более скромно, по-вольтеровски сравнивая её с возделыванием сада — и подчёркивают, что трудятся прежде всего на пользу коммьюнити, а не для выгоды. В Краснодаре о работе FUSELab по-прежнему знают мало, зато в иностранных СМИ резиденты проекта мелькают регулярно: взять хотя бы Ishome, Summer Of Haze или Moa Pillar — едва ли не лидера российской абстрактной «электроники».

читайте также